Задать вопрос

Начало утренних богослужений в будние дни в 8:00, вечерних — в 17:00.
Начало утренних богослужений в субботние дни — в 9:00, в воскресные дни — в 7:30 (на китайском языке) и в 9:15 (на церковнославянском языке).

В будние дни исповедь совершается во время утренних богослужений,
в субботу во время вечернего богослужения. В воскресенье начало исповеди в 9:00 утра.

Главная → Статьи → Проповеди

Проповеди

Апостол и евангелист Матфей

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа! 

Дорогие братья и сестры, поздравляю всех с воскресным днем и днем памяти святого апостола и евангелиста Матфея! Давайте вспомним то немногое, что мы знаем о нём. 

Достоверно известно совсем мало. Можем с уверенностью сказать, что он был иудеем, его иудейское имя Левий Алфеев, сын Алфея. Был сборщиком подати в пользу Римской империи, то есть был мытарем. Мытарей тогда презирали и ненавидели абсолютно все иудеи, в независимости от того, к какой фракции они относились: были ли они фарисеями, саддукеями или представителями какой-то религиозной секты. Их все одинаково презирали. Почему?

Да потому что они были предателями, добровольно работавшими на иноземного захватчика. Мы можем представить, как пришёл некий захватчик, военной силой подчинил себе нашу страну, а среди нас восстали некоторые, которые добровольно начали ему служить. Что мы можем испытывать к этим людям? Только ненависть и презрение. 

Для таких чувств были серьёзные основания. Ведь в своём большинстве эти люди действительно были невероятно алчные, подлые, они грабили собственный народ, своих же братьев по крови и вере. В своей подлости они превосходили окружавших иудеев - язычников. 

Мытарем невозможно было стать случайно, ведь право стать таковым покупалось у римских императоров. Стало быть, это тот грех, в который человек впадал совершенно осознанно.

Став мытарем, человек добровольно отсекал себя от общества, никто с ним не общался, не подавал руки, ему было запрещено входить в Храм Божий и в синагогу для обучения. По сути, мытарь, в обмен на деньги, становился религиозным изгоем, предавал Бога, не мог приносить Ему жертву и терял надежду на спасение. И мы также порой готовы ради денег и выгоды отвернуться от Христа, как и они, ради сиюминутного обогащения, славы, возможностей, добровольно шли на предательство братьев своих и Бога. 

Возможно, поэтому мы можем предположить, что апостол Матфей до своего признания выглядел самым отверженным и самым грешным среди всех апостолов. 

Исходя из вышесказанного, можно сделать вывод, что он был истинно смиренным. Давайте рассудим, он был личным учеником Христа, Апостолом из 12-ти, первым Евангелистом, но как же мало мы о нем знаем. 

Даже свое имя в Евангелии Матфей указывает всего дважды: первый раз при перечислении апостолов (Мф., 10:1-4), второй - когда описывает свое призвание (Мф., 10:3). Он смиренно и без утайки говорит о том, что другой бы стыдливо скрыл. Он прямо рассказывает о своей прошлой деятельности, о том, что он был мытарем. 

Смирение мы можем увидеть и в том, как мало и вскользь он упоминает об устроенном для Господа празднике – торжественном ужине, на организацию которого он, по всей видимости, потратил огромные деньги. Только из Евангелия от Луки мы узнаём, насколько богатым было угощение (Лк.,5:29). Поэтому нам иногда сложно понять из повествования Матфея, в каком доме возлежал Господь с учениками (Мф.9:10).

Это был человек сильной и живой веры. Только так можно объяснить ту решительность, с какой он откликается на зов Спасителя: «… Иисус увидел человека, сидящего у сбора пошлин, по имени Матфей, и говорит ему: Следуй за мною. И он встал и последовал за Ним» (Мф.,9:9).

Без всяких уговоров со стороны Господа, без всяких обещаний апостол решительно оставляет всю свою прежнюю греховную жизнь позади, без всяких сомнений и сожалений и никогда более не оглядывается назад. Это пример невероятного и абсолютного доверия Богу, которое, к сожалению, мы и наши ближние к Нему не проявляем. 

Апостол Матфей знал, что такое истинное покаяние. Мы наверняка можем представить себе, какой силы должно было быть его сребролюбие, насколько непомерно оно им овладело, что он решил добровольно выбрать жизнь мытаря, предать ближних своих и всё, что было ему дорого. И какой же тогда силы было его покаяние, чтобы в один момент оставить свой грех, преодолеть то, что на данном этапе его жизни заменило ему всё? А какой силы должно было быть в нём тогда искание и жажда правды Божией? 

Вероятно, в какой-то момент он, уже будучи мытарем, ощутил свою греховность и невозможность очиститься, он устал от гнета и давления греха, которое, вероятно, его уже практически раздавило.

Несмотря на это, он хорошо знал Священное Писание. В его Евангелии огромное количество ссылок на все разделы Ветхого Завета. Будучи недостойным для обучения в синагоге, вероятно, он сам читал Писания и так заполнял пустоту в своей жизни. Сам себя загнав в ловушку греха, стремился вырваться из нее. Он верил в Бога, читал Писание, которое, по всей видимости, поддерживало его, и ждал Мессию. В глубине сердца он уже был готов оставить свое греховное ремесло. Не хватало лишь только встречи с Богом. 

А что же Господь? А Господь никогда не медлит: увидев его сердечное покаяние, Бог не через пророка, а лично пришел спасти грешника! Чему же мы можем научиться у святого апостола? Смирению, вере и, прежде всего, покаянию!

И нам с вами, братья и сестры, надо также покаяться, признать, что мы такие же грешники, блудники и мытари, такие же преступники закона Божьего, как те, которых он пригласил на свой пир для встречи с Господом. Если мы это признаем, тогда и к нам придет Господь, и будем мы с ним вместе радоваться и праздновать!

Аминь!

Дьякон Анатолий Гольдман
29.11.2020